регистрация | вход
   
 
Афиша Газетные заметки Ссылки

Миллион долларов за предвыборный концертный тур!

Известный украинский композитор, аранжировщик и певец Олег Шак рассказал «Горожанину», почему он не участвовал в агитационных турах политиков и как его музыка попала к Папе Римскому.

- Специально в Днепропетровск приехали в футбол поиграть?

- Нет, просто Днепропетровск – один из городов, куда приезжаем я и мои друзья, с которыми я иногда играю в футбол. Мои друзья разного социального происхождения, разных профессий, но все – хорошие и добрые люди. Мы все давно вместе играем, есть своя команда. Ездили и в Польшу, и в Чехословакию. Это не большой футбол, это футзал. Кроме того, у меня здесь есть работа. А еще – встреча с моим новым другом Артуром Балаевым, президентом бушидо-клуба.

- А в большом футболе за какую команду болеете?

- Поскольку я киевлянин – болею за «Динамо» Киев. В последнее время очень нравится «Шахтер». Нравится работа тренера Маркевича. «Днепр» - тоже интересная команда. Вообще мне нравится красивый футбол. Я не тупой фанат.

- Вы совмещаете столько профессий: композитор, аранжировщик, певец… А что для вас на первом месте?

- Это все никак нельзя разделять. Можно назвать одним словом – музыкант. А разделять никак нельзя, все – одна сфера.

- А что лучше кормит?

- Хороший вопрос… Я даже и не просчитывал. Единственное, что точно могу сказать: любая работа из выше названных если не приносит удовольствия, то начинает сильно утомлять. И то, что заработал, тебя не радует. Стимул дальше работать пропадает. Сколько бы ты ни зарабатывал, творчество всегда должно быть в удовольствие. Если пишешь музыку, потому что ее надо написать и она не прет у тебя отсюда (указывает на грудь), то со временем приходишь к мысли: а зачем и кому это вообще надо? Творческая профессия основывается на чутье и на душе. Иначе был бы один на всех композитор, и он бы всем писал.

- А вам приходится писать «на конвеер»? Может ли вообще композитор прожить, не занимаясь этим?

- Иногда прельщают некоторые условия. Бывает, что работу предлагают не слишком утомительную, и делать ее не очень хочется, но заказчик хочет именно тебя, и ты эту работу делаешь. И, конечно, получаешь за это деньги. Это нормально, что музыкант зарабатывает своим творчеством деньги. Хотя не могу назвать это ремеслом в полном понятии этого слова.

- А есть исполнители, которые хотят работать именно с вами?

- Раньше было много таких. За аранжировками ко мне ходили, когда хотели определенного уровня. Лет пять-шесть назад я от этого сам отошел: в моей жизни появилось кино и сольный проект. И сейчас у меня такой момент «внедрения в самого себя»: пишу свои песни, варюсь в своем соку. А бывает, что пишу песню для кого-то, а потом оставляю ее себе. Последнюю песню «Оптический обман» я писал для женского исполнения. Но когда спел ее друзьям, они сразу сказали: нет, это должно быть твоим.

- Есть близкие люди, которые «тестируют» ваши песни?

- Я сам не могу объективно судить о своем творчестве. У меня есть мои друзья. Их немного, но это настоящие друзья. Они могут объективно оценить произведение. И, конечно, моя жена. Ей я первой ставлю песню, записанную в студии. Знаете, пока в студии работаешь с песней, слышишь ее столько раз… А песня – она как женщина: когда долго смотрит в зеркало, начинает сама себе нравиться, даже если не очень симпатичная. Вот так и моя объективность в оценке песни убывает.

- Ваши песни – на русском языке. Но ведь вы выросли в Тернопольской области, где украинский преобладает. Сейчас он занимает какое-то место в вашей жизни?

- У меня вообще украиноязычная семья. Хотя моя жена – русская. Когда она переехала в Украину, сама выучила украинский язык. Мы решили, что дети должны хорошо знать украинский. Думаю, это правильно. И она сейчас говорит на таком чистом украинском языке, которым не каждый украинец владеет. А что касается творчества… Жанр, в котором я пою, приближен к шансону. Он полноценно раскрывается именно в русском языке. В украинском языке он теряется. Как и востребованность песен. Бывают, конечно, упреки: мол, я не поднимаю украинскую культуру. Но я занимаю свою нишу.

- Кто ваша аудитория?

- Мой директор это отслеживает. Слушатели настолько разные – и 17, и 30, и 70 лет. Но опять же, шансон во многом основывается на славянской мелодике. Еще - на советской и дворовой. Это то, что вызывает позитив и добрую ностальгию. И нравится людям независимо от возраста. Меня даже самого удивляет, как одна и та же песня может нравиться очень разным людям.

- А кто-то из молодых украинских исполнителей вам симпатичен?

- Неплохо начинает тот же Лазарович, который сейчас утвержден на «Евровидение». Я его знаю со времен мюзикла «Экватор», к которому писал аранжировку. У него неплохие задатки.

- Кстати, есть у Лазаровича шансы на «Евровидении»?

- Пусть дерзает. Я ему так и говорю: дерзай! Он способен на очень многое, но ему не хватает опыта. Ему надо много работать над репертуаром. А еще больше – над имиджем. Очень уж быстро он вошел в украинский шоу-бизнес. Прогнозировать что-то о «Евровидении» очень сложно. Вы же видите – несколько лет назад выиграла непонятная группа с дикими прическами, а в прошлый раз – Рыбак с простой песней.

- А песня Рыбака вам понравилась?

- В этом что-то есть, какой-то позитив. Время покажет, как долго такая песня может звучать.

- Днепропетровск хорошо знаете? Есть любимые места?

- Набережная ваша мне очень нравится. Еще когда в молодости приезжал, всегда поселяли в гостинице «Днепропетровск», и больше всего я видел набережную. У меня даже есть фото – я верхом на верблюде возле цирка.

- Говорят, у каждого города есть свое настроение. Как по-вашему, у Днепропетровска оно есть?

- Наверное, да. В первую очередь – отсутствует агрессия. Конечно, я не бывал в злачных местах, что там – не знаю. Но глобально агрессии нет. Наверное, у людей просто есть, чем заниматься.

- А что это за история с Папой Римским, во время выступления которого в Германии звучала ваша музыка? Как так вышло?

- Я некоторое время сотрудничал с немецкими композиторами как аранжировщик. Что-то там писал. Это была более академическая музыка. И потом продюсеры каким-то образом вышли на меня. Может, это был кастинг. Я не знаю деталей. Когда Папа Бенедикт XVI взошел на престол, он должен был выступить перед немецкой молодежью с проповедью. Он сказал за эти 4 минуты примерно 15 слов. Это просто были его основные призывы. И для этого нужна была совершенно особая музыка со своим правильным позитивным развитием. Я записал её в Киеве с симфоническим оркестром, и она прозвучала во время этого выступления.

- Нельзя обойти политический вопрос. Вы поддерживаете кого-то из кандидатов в президенты?

- Были некоторые политики, и из вашего Днепропетровска в том числе, которые хотели пригласить меня участвовать в предвыборном туре. Это, конечно, хороший заработок. Но что потом? Потом я буду у кого-то в немилости. Не у кандидатов, а у зрителей. Зачем мне делить людей? Быть пушечным мясом для агитационного процесса я не хочу.

- А сколько же они предлагают?

- Никто честно не говорит. Я точно знаю только о туре 2004 года. Тогда одна из наших ведущих исполнительниц заработала миллион долларов. Здесь играет роль опт.

- Когда планируете выпустить новый альбом и сделать следующий сольный концерт?

- Новый диск, скорее всего под названием «Оптический обман», я планирую к концу весны. Концерт, наверное, будет в начале осени. Это зависит от того, как уложится в сроки моя работа с Валерией. Мы с ней планируем записать дуэт и снять клип.

- Олег Шак через десять лет – как вы это видите?

- Весна… (улыбается), апрель, море друзей. А я, надеюсь, буду заниматься тем же – музыкой. Думаю, в сольном проекте я только начинаю.

Автор: Ольга Руденко

Первоисточник: Газета ГОРОЖАНИН

Громкость
%
Аудио
     
    Регистрация Вход Добавить в избранное Сделать стартовой Заказать песню на РАДИО! Контакты уменьшить увеличить